Новая газета: Монеты, которые прозвучали

06.04.2007

 

Монеты, которые прозвучали
“0 рублей” продаются за большие доллары

Наталия Савоськина

 

Художник обязан быть голодным, иначе он уже называется куратором или политтехнологом. Искусство не продается. То есть деньги должны быть в карманах нуворишей на “Сотбис”, а не в руках мастера (иначе он уже мастер-технолог).

Но разве делать деньги — не искусство, в смысле предпочтения пользы красоте процесса? Вспомнить хотя бы масштабы творчества Мавроди и Березовского. Один выстраивал финансовые пирамиды египетского масштаба, другой превратил всю страну — от бензозаправок до высших коридоров власти — в полигон для сценической постановки сложносочиненных математических задач, которые, видимо, были слишком объемны, чтобы остаться в плоскости докторской диссертации, и слишком филигранны, чтобы не скрыться (вслед за фокусником) в мировой закулисе.

Времена “широкого креатива” миновали, и все талантливые люди опять в подполье — разменивают талант на бисер рекламных слоганов, снимают не претендующее на жаркий прокат кино, делают выставки в промзонах и на заброшенных фабриках. Некоторые даже в Петропавловской крепости. Из ее стен, например, вышел питерский художник Кирилл ШАМАНОВ — выпускник культурного фонда “Институт ПРО АРТЕ”, расположенного на стрелке Васильевского острова, и первый из наших современников, посягнувший на петербургские святыни, — мало того, что без разрешения Матвиенко додумался новые деньги сделать, так еще выставил их под стеклом в историческом музее в окружении символов города.

Спрезентацией двух первых этапов глобального проекта (монеты “У.Е. — единая валюта СНГ” и “0 рублей”) художник приезжал в Московский центр современного искусства. Художник продемонстрировал две монеты вышеуказанных достоинств (серебряные “0 рублей” и латунную “У.Е.”).

Обратив внимание на Монетный двор по соседству с институтом и вспомнив, что деньги были первым в Петербурге промышленным производством, Шаманов решил выпустить экономический аналог “ноль-объекта” в искусстве (пришлось долго пробивать через руководство Минфина). Серебряную монету достоинством в “0 рублей” он называет своим шедевром и первой в истории монетизацией символического капитала — того, что делает произведение искусства дороже материала, из которого оно создано. Творчески мучительно решался вопрос, что же изобразить на аверсе и реверсе: Путина, Петра? Ну нет! “Привязка к какой-то одной эпохе не ответствует достоинству монеты, тут нужен емкий, внеисторический образ”. Так родилась новая цифра — “ноль”, опоясанный математическим знаком бесконечности. Автор именует загогулину гордо: “экономический инь-ян”. “Соединение противоположностей”, “макросимвол уровня нуля и бесконечности, отсылающий к двоичному коду сознания”, — витийствует художник… В народе же монету сразу прозвали “дыркой от бублика”, а проблемой для Шаманова стали реальные бабки. Каждый день в выставочном зале на него набрасывались с критикой возмущенные смотрительницы музея.

Дело в том, что монета была выставлена в Петропавловской крепости, в зале Комендантского дома, в окружении исторических экспонатов — первого путеводителя по Петербургу, макета “Медного всадника”, иконы Александра Невского и символических ключей от города — о которых мечтал Гитлер, когда раздавал приглашения на вечеринку в “Астории”. Охранявшие святыни бабушки были возмущены интересом зрителей к “пустышке”.

…На третий день после вернисажа под дверью квартиры художника собрались пенсионеры, возмущенные издевательством над их бедностью. Шаманову пришлось объяснять про глубинный смысл, ассоциации с вечностью, глобализмом, буддистскими понятиями — а также то, что денег у него, как и у пенсионеров, нет.

А спустя еще несколько дней Шаманова вызвал научный руководитель, который действовал под давлением директора Петропавловки, к которому обратился руководитель по финансам города, которому, в свою очередь, позвонили из Москвы, из Министерства финансов… Короче, просили три монеты на сувениры. Пришлось отдать — как символический откат. И не зря, потому что со временем “ноль рублей” стал инструментом взлома университетских, академических и медийных кругов. Сначала монета попала на обложки деловой прессы (представитель бизнес-элиты комментировал: “Рубль должен быть не серебряным, а деревянным, из сосны или березы”), затем в коллекции Эрмитажа и Русского музея.

Можно только гадать, какие дивиденды принесет художнику выпущенная к 15-летию образования СНГ монета достоинством в “1 у.е.”. Подготовка проекта совпала с разговорами о том, что хождение по России валюты-призрака необходимо запретить. А Шаманов посчитал правильным решением реальное воплощение неведомой у.е.: “В процессе работы над проектом я понял, что у.е. не что иное, как валюта СНГ, о которой говорят, рассуждают, но никак не могут прийти к единому выводу. У.е. — это валюта, которая уже много лет действует на всем пространстве страны. Оказалось, что аверс и реверс полностью совпадают, что у.е. и СНГ — суть порождения одной эпохи”. Шаманов вспоминает, что, в частности, отсутствием единой валюты Лукашенко объяснял свой отказ вступать в СНГ. На обороте монеты в “3 у.е.” планируется изображение картины Шишкина “Срубленный дуб в Беловежской пуще” — в память об образовании СНГ.

И хотя на словах художник признает мерой всех вещей только свои деньги, нулевой рубль, изготовленный на грант от фонда Сороса ($5000 за 50 шт.), он продает за доллары (по $1500 за штуку). А вот “у.е.” уходят в частные коллекции за рубли.

Те $7000, которые Шаманов вложил в монетизацию виртуальных денег, уже окупились. И художник не останавливается: сейчас работает над проектами “0 долларов” и “0 евро”. Однообразно, скажете? А искусство не рубль, чтобы всем нравиться.