Журнал "Experiment": Искусство нуля

№12 Декабрь, 2008

 

Искусство нуля

Ирина СОКОЛОВА

 

Современному искусству вообще-то мало повезло. А все потому, что его не понимают. Или не хотят понимать. И между прочим обвиняют во всех смертных грехах, но охотнее всего в беспредметности. Все искусство (исключая официальное), начиная с Казимира Малевича, принято считать «произведениями для избранных». Ясно, что художественное творчество многообразно и его порой очень сложно оценить. Поэтому сегодня я предлагаю обойтись без оценок — нет того, что «хорошо» или «плохо» как нет того, что получилось, а что «как-то не очень».Могу согласиться с писателем Михаилом Пришвиным, который сказал, что художник без чувства современности остается непризнанным. Так какое оно, это «чувство современности»? Мое воображение рисует довольно странные картины. Всегда хочется как-то боком обойти политику, не теряя при этом связи с реальностью, показать все как оно на самом деле есть. Или как его нет. Да, а можно ли вообще показать отсутствие? Воздух из Парижа/Берлина/Нью-Йорка в консервных банках («Радость туриста» в расчет не берем). Ладно, рассмотрим наиболее популярные пути фиксации пустоты в искусстве.

Первое. Популярное

Сегодня все знают кто такой Энди Уорхол. Впрочем, именно этого он и добивался всю свою жизнь. Чтобы про него знали. Узнавали на улице. Свое искусство он так же сделал легкоузнаваемым. Когда на вопрос о том, что он больше всего любит, Э. Уорхол ответил: «Деньги!», приятель посоветовал ему заняться именно этим — рисовать деньги! Но известность художнику принес «Суп Кэмпбелл». Работа с заурядными, нередко бывшими в употреблении вещами стала визитной карточкой поп-арта. Тиражируя обыденность, художник вскрывал пустоту внутри капиталистической машины желания — купюры переставали иметь ценность, образы выцветали и расплывались. Гигантские банки, бутылки и упаковки продуктов давили, останавливали поток сознания, констатируя призрачность реального.

Второе. Простое

Художественным описанием пустоты охотнее всего занимались минималисты. Кроме этого практически ничего и не делали. В. Шекспир наверное про них сказал: «Все гениальное — просто». Деревянные и металлические кубы различных размеров, алюминиевые листы, жестяные приспособления неясного назначения — все это выступало, лежало, наклонялось и отсутствовало с единственной целью: дать волю пустоте! Объекты минимализма приковывали взгляд, заставляли подумать: «Ну, если эта штуковина здесь стоит, она непременно что-то значит!». Значила же она только одно — ничто. И это практически космическое ничто, как черная дыра, затягивало и не отпускало.

Третье. Сложное

Слово «концепция» меня всегда немного пугало, а художников второй половины ХХ века не пугало, поэтому возник «концептуализм». Главной «фишкой» концептуалистов стал опыт перенесения удельного веса произведения искусства с его исполнения на замысел, планирование и разработку идеи. Подобное расширение формата искусства дало возможность по-новому посмотреть на реальность и ее составляющие, в том числе и на пустоту. Концептуалисты вообще-то любили «народ запутать»  — то «Пять слов из белого неона» (Five Words in White Neon, 1965, Joseph Kosuth) на стену повесят, а то и вовсе бронзовой краской вымажутся и давай на столе танцевать (Singing Sculptures, 1969, Gilbert&George). И все потому, что нас, зрителей, хотели заставить увидеть, что все вокруг — пустое. Каким словами его на опиши. Простыми или сложными — не важно. Главное было понять и принять в себя пустоту.

Современное. Символическое

Сегодня как-то уже не принято говорить о направлениях искусства, стилях и жанрах. Наверное, это правильно. Хочется сказать, что «все смешалось» и, не следуя мысли классика, обрадоваться этому. Меняется все, вечной остается только тяга художника к пустоте и Вечности. И если Э. Уорхол настойчиво высматривал пустоту в глазах Мэрлин Монро, а концептуализм терял связь с реальностью методом гипнотического повторения фраз, сегодня мы видим обратное — пустота обретает форму! Форму, а лучше сказать формулу пустоте создал петербургский художник Кирилл Шаманов в рамках проекта «Ноль рублей» (Проект реализован в рамках фестиваля «Современное искусство в традиционном музее». Институт «ПРО АРТЕ», Санкт-Петербург, 2005). Задача была не из легких — создать то, чего нет. Отыскать точку отсчета (в буквальном смысле слова!) для системы оплаты материальных благ, которая производится символическими средствам. Все о-о-о-чень сложно. Очень концептуально. И очень минималистично: ноль-рубль вышел «как живой»! Заявленное «соединение противоположностей» (coincidentia oppositorium») помимо обозначенных смыслов сегодня получила еще один. Хотя с 2005 года времени прошло не так много, «Ноль рублей» изрядно вырос в цене. Его ведь можно купить…Да-да, именно купить то, чего нет. Точнее, есть. Но есть только потому, что его нет!Когда я читала рассказ А. Беляева «Продавец воздуха», мне казалось, что из всего фантастического — это — самое. Ну, потому что невозможно себе представить жизнь без того, чего как бы и нет. Без воздуха. Оказалось, что все очень даже реально. Поэтому сегодня, вслед за героем уже другого романа, я говорю: "Когда вырасту — буду продавать ветер!"


«Ноль рублей» — это точка отсчета всей российской экономики, ее изначальная,нулевая точка на оси финансовых координат. Впервые в металлической монете выражается математико-философское значение пары «ноль-бесконечность».

Концепция проекта

Впервые за всю историю монетного дела на прессах Монетного двора изготавливается монета «0 рублей» тиражом 50 экземпляров. Монета представляет собой серебряное изделие диаметром около 4 см, симулирующее эстетику металлических денег. На «решке» монеты: надпись «0 рублей». На «орле» монеты изображен символический знак соединения противоположностей  — переплетения из цифры «0» и знака бесконечности. Знак обрамляет надпись на латыни — Coincidentia oppositorum — соединение противоположностей (ср. англ. coin). Таким образом, впервые в металлической монете выражается математико-философское значение пары «ноль-бесконечность». Ноль неуловимо сопряжен с бесконечностью, как аверс и реверс одной монеты, которые нельзя увидеть одновременно. Однако изобразительная символика монеты играет не основную роль. Ее главная ценность — символическая. «Ноль рублей» — это точка отсчета всей российской экономики, ее изначальная, нулевая точка на оси финансовых координат. При этом материализация Ноля рублей находит подтверждение в истории денежного обращения на Руси и в самой этимологии слова «рубль». 1 Рубль — это 1 кусок, отрубленный от целого серебряного крина, от изначального целостного, непроявленного денежного единства. На Руси отсчет рублей и гривен ведется от матрицы-нуля. Кусок добытого серебра можно механически поделить на рубли, однако на бесконечно добываемое серебро ничего поделить нельзя, оно есть ноль=бесконечность. Монета в 0 рублей символизирует «Изначальный рубль», матку в пчелином улье российской экономики. Эта монета существует изначально: именно от нее ведется счет правительством, банками и каждым человеком, пересчитывающим свои деньги. Поэтому 0 рублей виртуально господствует в каждом портмоне. Это та точка, от которой идет счет капиталу, его начало и конец. Наличие денег в портмоне всегда количественно и качественно: их всегда сколько-то, и может быть выражено в конкретной сумме. Отсутствие денег, их «ноль» — абсолютно. В своем существовании деньги, и в особенности монеты, проходят несколько этапов как элементы экономической машинерии. Родившись, как строгий финансовый эквивалент и мерило материальной ценности, монета дрейфует в сторону символического вплоть до денежной реформы, которая лишает ее прямой материальной ценности и наделяет символической (память об эпохе, историческая или личная ценность), которая среди коллекционеров-нумизматов часто превращается обратно в материальную. Как символическая ценность монета продолжает быть частью экономического обмена, и тут ее ценность растет сообразно ее древности. Крайне важно отметить, что произведение искусства переживает в своей истории очень похожие коллизии. В момент создания его стоимость часто соразмерна стоимости материалов, из которых оно создано. Впоследствии оно начинает набирать символическую ценность, историю и порождает материальный спрос уже на совершенно ином уровне. Ноль рублей в экономике эквивалентен ноль-объекту в искусстве. Его нет, но все говорит о том, что он есть, и в результате он начинает быть. На наших глазах происходят роды материального из символического. Ноль-объект начинает стоить живых денег. А деньги превращаются в экономический ноль-объект. Таким образом, монета в ноль рублей является Первой в истории «монетизацией» символического капитала. При этом ноль всегда остается в сфере абсолютного: на ноль нельзя делить, от умножения получается ноль, от прибавления или вычитания нуля сумма не меняется. Первое промышленное производство, открытое в Петербурге, было производство денег, печатание монет в только что отстроенном за крепостной стеной Монетном дворе. Крайне символично, что «0 рублей» экспонируется в Комендантском доме ППК, в одном зале с символическим ключом от города Петербурга и другими предметами, которые символизируют эпохи жизни города (икона Александра Невского, первый путеводитель по Петербургу и модель памятника Петру I). В экспозиции Комендантского дома, посвященной истории Петропавловской крепости, в том числе представлена подборка монет и другие экспонаты, связанные с историей Монетного двора, который, находясь на территории Музея Города, по сути сам является его экспонатом. Необычная монета-медаль акцентирует актуальность экспозиции, и покажет Петропавловскую крепость как современный развивающийся музей.

Кирилл Шаманов — художник, автор проекта 

Дмитрий Озерков — куратор проекта 

Ирина Чукомина — координатор проекта