GOP-ART PDF
E-rostov: Макаронная фабрика: люмпинизация и сакральность уличного искусства

3 августа в здании старой макаронной фабрики галерея современного искусства 16th line организовала масштабный фестиваль уличного художества, в котором приняли участие более 30 мастеров из различных городов России, работающих в жанре стрит-арт, паблик-арт и граффити. Показательная выставка растянулась в районе линий Ростова, испачканным серым асфальтом, фасадами зданий, тянущимися вдоль галерейного ряда, ведущими внутрь фабрики, обветшавшей и до определенного времени бесхозной.

Прежде чем начать повествование про канву содержательной части образчиков, остановлюсь немного на жанре граффити и уличном искусстве в целом, чтобы консолидировать отношение общества к заимствованному течению с философией ее последователей и посылом, выгравированным внутри стройной гряды городских джунглей. Так же, вкратце следует трассировать исторический след в отклике на информационное общество и востребованность им бессознательной культовой обрядовости, донельзя обессмысленной, но для некоторых являющейся фактом модернистского бунтарства с буйством красок и нонконформистской неформатностью.

Стоит отметить, что подобный вид самовыражения, схожий с идеографически-ребусной клинописью, возник в незапамятные времена, и ему придавалось сакральное значение. Что уже говорить обо всем известных наскальных рисунках и пиктограммах доисторического периода.

Сейчас граффити – преимущественно часть современной урбанистической культуры, обличающей свое эгоцентрическое стремление увековечиться на печатных периодических полосах городской ленты. Возвращаясь к истокам образно-графического искусства, невозможно не упомянуть цивилизацию шумеров (сумер), которую научные светила, считают точкой отсчета истории человечества.

Шумеры или как они сами себя называли – гиэнгеры (люди неба и земли) прославились множественными изобретениями и удивительными знаниями, отраженными в клинописном своде священных текстов – Дубмеше, в последствие из этого источника почерпнули идеологическое содержание современные религии, заключившие переосмысленные факты в свои культовые книги: Библия, Коран, Ригведа, Авеста и т.д. Для подробного изучения рекомендую ознакомиться с монографией Тенгиза Гудавы.

Однако, не только шумеры оставляли графические памятки, народы знакомые с рунической (иероглифической) письменностью – славяне, германцы, тюрки и многие другие, так же использовали символичные зашифрованные надписи для отображения событий и при ритуальных практиках поклонения солнцу, луне, небу, земле и т.д. Знаки связывались с определенными словами, что позволяло использовать их для обозначения звуковых комбинаций, уже независимо от их значения. Эти надписи и рисунки, образцы монументальной живописи, как впрочем, и наскальные рисунки.

В античности граффити, под воздействием фонетического письма и сформировавшейся системы управления и организации общественной жизни, уже начинает содержать политическую прокламацию, светскую риторику об идеальном государстве, признания в любви, знаменитые цитаты мыслителей и ораторов того времени и даже рекламу, хотя многое из контекста, априори имеет реакционный подтекст, указывая на подлинные свидетельства об уличной жизни, к примеру древних римлян и греков. С этого момента, граффити, можно считать образчиком проторекламы, получающим широкое развитие в демонстрации направления к желаемым услугам, те же самые греки, например, довольно часто гравировали указатели к публичным домам, тем самым рекламируя места культурного досуга и определенных жриц первой древнейшей профессии. Тем самым, кристально проглядывался уклад и сознание того времени – демократия и полигамность, с учетом, того, что спокойно процветало рабство и существовала четкая общественная градация.

В средние века, в своих походах в дальние земли, викинги мореплаватели и варяги, так же оставляли свидетельства своего пребывания руническим письмом, как впрочем, и дальнейшие военные действия мировых фракций и национальных государств в своих прениях за территорию и суверенитет, повсеместно отражались солдатами на захваченных территориях. Это летопись событий, хронология пребывания или свидетельство такового. В мирное время в оплотах богобоязненной веры модифицируется монументальная живопись, принимая и мультиплицируя библейские придания и отображая на стенах и потолках храмов фрески ювелирной работы.

Как видно, сущность материи вмещать память не меняется, однако стрит-арт – направление изменения формы, синергетичное с прогрессивным промышленным веком, как возможный протест против него при помощи произведенного капиталистической формацией безопасного оружия, не вырубаемого топором – аэрозольная краска. Под влиянием массовой культуры, сращивание стилей в комплексное личностное мировоззрение последователей и апологетов, перетекло в идеологическую войну, при помощи художественных навыков отражающих политические, религиозные, культурные, модные и иные пристрастия.

Граффити завсегда было бок обок с музыкальными направлениями и дополняло их содержание, выплескивая графический фанатизм на улицы, вероятнее всего это использовалось как средство привлечения аудитории, символизируя рекламную суть в самоопределении тинэйджера. Занятно, что стрит-арт поначалу был в прямом смысле подпольным, ведь, как известно, осваивали его ньюйоркские райтеры на станциях метрополитена, расписывая своими тегами стены и облицовки вагонов. Эволюция мастерства преображала и усложняла технику рисунка, замысловато и каверзно его изощряя. По настоящему, общество обратило внимание на стрит-арт, когда им заинтересовался синематограф и пресса, последние, ввиду опять же ввиду придвижения граффити популярными музыкантами. Власти в свою очередь считали подобное искусство вандализмом и всячески препятствовали его развитию, отчего борьба мятежного духа с системой эволюционной деградации приобретала нешуточные масштабы. Однако, храбрым полисменам, все же удалось заткнуть за пояс многих отчаянных поругателей публичных мест находящихся в частной и муниципальной собственности.

Граффити или спрей-арт снова уходит в подполье обветшалых зданий, кладбищ подвижных составов, в гаражные кооперативы и тесные, затхлые задворки спальных и центральных районов. Напомню, что сейчас в России за граффити в публичном месте светит штраф от 1 до 4 тыс. руб. Другое же дело – коммерческая живопись, фотография, и т.д. востребованные для наполнения декора концептуальным содержанием и эстетикой заведения, но вот художники макаронной фабрики на этот счет не переживали, зная, что фестиваль уличного искусства – законный, девственный холст, к которому в рамках творческого куража, можно приложить как свое скудоумие и криворукость, так и заядлое, филигранное мастерство абсолютно бесплатно.

Итак, распахнутые синие ворота вели прямиком к залу с инсталляциями, одинокий суровый охранник бдительно наблюдал за промоматериалами, напротив него красовалась вывеска, что некоторые экземпляры, которые можно увидеть здесь, являются нецензурными или эротическими, поэтому, как говорится, их не следует смотреть никому, не достигнув 18 лет. Однако, на моей памяти, там вальяжно прогуливалось несколько школьников, разглядывавших экранизацию время провождения уличных хулиганов. Планомерно и вкрадчиво оглядывая пошарпанные стены с отстающей шелушащейся краской, вся внутренняя выставка опционально могла быть разделена на следующие тематические сектора: жизнь и быт уличных мошенников, занятия лиц без определенного места жительства, вариации на тему алкоголя и наркотиков, уголок женщины, способной устраивать каверзные аморальные поступки, криминальная символика и роспись по телу, памятники гордыне, детские рисунки.

На первый взгляд может показаться, что содержание повествует нам о люмпенизации, но возникает дилемма, если это фестиваль уличного искусства, то оно должно быть беспризорным, с другой стороны, есть ощущение, что эта выставка об улице или точнее ее повседневном не формате и сегрегации, где на разложение личности присутствует лишь отваживающая реакция, а здесь, как будто собрано все то, что указывает на максимальную концентрацию этих явлений в современном мультинациональном обществе.



С другой стороны, если подробно остановиться на одном из авторов – художнике и медиа-артисте, основателе движения “gop-art” Кирилле Шаманове, не столь интересным становится физическое воплощение его работ, в отличие от концептуализации. В русском языке нет аналогии перевода слова “gop”, но как аббревиатура, оно означает – группа изображений или республиканская партия США, основанная активистами, выступающими против рабства. В хитросплетениях gop историко-культурных связей, как раз формировалась американская журналистика в спайке с экономическими теориями и великими потрясениями гражданской войны того времени. В том числе этот период, примечателен еще и потому, что на территории США развернулся первый и невообразимый по своим масштабам фронт мирового сионизма, как впрочем, и процветавшее рабство, и угнетение рабочего население, наряду с геноцидом коренных американских индейцев в своем оригинале, обернулось бесчеловечной эталонной экспансией капитала и шествием доллара по всему миру. In gop we trust, уверяет Шаманов со своей картины, напоминающей изнанку доллара, возможно повторяя не менее известное творение авторской нонконформистской мысли - ноль рублей (произведение искусства или краеугольный камень российской экономики). Кирилл Шаманов, считает, что ноль рублей - это точка отсчета всей российской экономики, ее изначальная, нулевая точка на оси финансовых координат. Монета в 0 рублей символизирует “Изначальный рубль”, матку в пчелином улье российской экономики. Эта монета существует изначально: именно от нее ведется счет правительством, банками и каждым человеком, пересчитывающим свои деньги. Поэтому 0 рублей виртуально господствует в каждом портмоне. Это та точка, от которой идет счет капиталу, его начало и конец. Ноль рублей невозможно потратить и, следовательно, он бесконечен.

Следующим лейтмотивом, опционально выводимым из номинальной точки отсчета социализма, для каждого гражданина – понимание, что мораль, которая не стоит ровным счетом ничего лежит в основе благосостояния и здоровья каждого и чем чаще переходится эта грань, высмеивается ее добродетель, тем чаще кажется, что общество возвращается в своем развитии обратно к биологическому аспекту существования.

Из более цензурных инсталляций, пожалуй, стоит отметить группу людей с пальцами на голове в виде рогов, символизирующую наличие предрассудков и упаднических желаний, а так же абсолютного к ним стремления исключающего барьеры морали. Еще раз отмечу, что трактуемое в концептуальном искусстве Кирилла Шаманова, было почерпнуто из его публикаций и интернет дневников. Иные брутальные экспонаты, как фотографии и масляные картины лиц без определенного места жительства пропущу, так же как и криминальные задворки, через которые невольно открывались виды на искусство улиц и собственно граффити, нанесенного на доступные поверхности старого подворья между 16-й и 18-й линиями.

Для тех, кто не в шутку увлекается произведениями и искусством стрит-арт, выставка и лекторий с именитыми художниками, искусствоведами, философами, такими как вышеупомянутый Кирилл Шаманов, московский художник фрирайтер Миша Most, организатор фестивалей и выставок, критик графитти Кирилл Кто, искусствовед, организатор выставок паблик-арт Наилей Аллахвердиевой и многими др. можно было познакомиться и пообщаться, задав вопросы авторам в течение всего августа.



Прошин Иван