Сближение художников и мигрантов — новый

социальный тренд в столичном искусстве. И если первые

получают от такого сотрудничества новые впечатления,

то вторые — еще и возможность заработать.

 

Кирилл Шаманов, художник, куратор перфоманса с

участием гастарбайтеров «Таджикс Артс», рассказывает,

что любимая еда московских трудовых мигрантов —

белый хлеб и кефир. «Эта пища белого цвета, как Тадж-

Махал. Получается, таджики — самые белые люди», 

— рассуждает Шаманов. Кирилл хорошо знает

гастрономические предпочтения трудовых мигрантов,

потому что привлекает их к работе в свои художественные

проекты.

 

На последней «Арт-Москве» гастарбайтеры, нанятые

Шамановым, рисовали на глазах у зрителей.

 

В галерее Марата Гельмана недавно закончилась

выставка о трудовых мигрантах художника Хаима Сокола

«Свидетель». В галерее «Арт-Квартал» в сентябре

появились работы художника Семена Агроскина «Другие» о неустроенном мигрантском быте.

 

Тренд налицо — гастарбайтеры все чаще становятся музами для художников и получают в свою очередь возможность заработать чем-то еще помимо уборки улиц и труда на стройках.

 

«Ситуация в Москве с трудовыми мигрантами уже давно вышла из-под контроля. Гастарбайтеры — это изгои и маргиналы. Они лишены прав, как евреи в нацистской Германии. И я как художник обязан об этом свидетельствовать», — эмоционально говорит Хаим Сокол. Недавно он провел акцию — обменял разбитые и старые ботинки гастарбайтеров на новые. «Познакомился с одним мигрантом, киргизом из Оша, потом с другим, пошел с ними на вещевой рынок и купил им обувь, а их ботинки взял себе. Потом пришли новые мигранты, и мы с ними опять отправились на рынок. Так я обул двадцать человек на 30 тыс. руб.», — рассказывает Хаим. Процесс он снимал на видео, а собранные ботинки будет использовать в своих творческих работах. «У этого обмена есть символическое значение: обувь — это социальный символ защищенности, уверенности», — говорит Сокол.

 

Для другого проекта Хаим сделал флаг из мусорного ведра и половой тряпки. «Это о чистоте, а кто в Москве занимается чистотой? Конечно, мигранты. А тряпка у меня была такая старая ветошь, белый нищий флаг получился», — говорит он. «После того как я купил им туфли, они пригласили меня на плов к себе домой. Маленький подвал, где они живут все вместе. Без окон. 15 человек. Благодарны они, наверное, мне были, хотя, конечно, и думали, что я странный какой-то человек», — продолжает он. Художник признается, что общаться ему было сложно из-за языкового барьера. Они очень плохо говорят по-русски.

 

Сейчас он приступил к изучению киргизского языка и собирается продолжать исследовать эту тему. С учительницей киргизского Хаим познакомился в одной из галерей, она там мыла полы. Художник теперь постоянно заводит новые знакомства в среде приехавших на заработки из стран ближнего зарубежья.

 

Мигрантов для своего проекта Кирилл Шаманов нашел через агентов, которые пригоняют массовку для участия в различных акциях. «Мне предоставили нескольких. Миша, тот, которого мы выбрали, сразу показал себя настоящим художником: вкалывать не любит, а любит веселиться и девушек», — рассказывает Шаманов. Миша, по национальности узбек, быстро освоился в богемной среде. «Сразу было видно, что эта жизнь для него. Раскованный, свободный и смелый парень», — утверждает Шаманов.

 

Он признается, что особой жалости к трудовым мигрантам не испытывает. «Никаких сю-сю я с ним не развожу. Даю возможность заработать, за четыре часа работы они получают 1 тыс. руб. Плюс новые впечатления, необычный опыт и возможность почувствовать себя в ином качестве. Для меня они свои люди. Хорошо знаю, что такое быть за чертой, я из неблагополучной семьи, много лет сидел на героине. Мне не надо объяснять, что такое социальное дно — я там был», — говорит Шаманов. Кирилла тема гастарбайтеров волнует, потому что «недавно понял, что герой нашего времени — это раб, я тоже раб, зависимый и притесняемый».

 

«Действительно, художникам в последнее время очень интересны гастарбайтеры. Неудивительно: и те и другие маргиналы — вне социальной жизни. С другой стороны, художники привлекают внимание к проблеме миграции. Мы очень часто слышим от горожан, что мигранты им мешают, они опасны. А художники показывают: гастарбайтер в первую очередь человек, и даже творческий человек», — комментирует Марат Гельман.

Гавхар Джураева, руководитель центра «Миграция и закон», считает, что художники в последнее время активно обратились к теме миграции, потому что они инстинктивно хотят смягчить острые углы этой серьезной социальной проблемы. «Напряженность в обществе на тему миграции растет. Москвичи больны мигрантофобией, а люди искусства, самые открытые, пытаются изучить мир гастарбайтеров и показать его другим в настоящем свете, а не через призму стереотипов», — говорит Джураева.

 

 

Дарина Шевченко, 30.09.2010